wpid-564d933b4e33c.jpg

Десерты из детства

У нас считается неприличным любить иностранное. Свое, родное, конечно, лучше. Особенно нервно, игнорируя естественные процессы заимствования, принято реагировать на иноязычные слова. Вы даже не представляете, сколько раз на почту нашему 74-летнему корректору Нинэль Борисовне приходили жалобы на якобы неправильное написание слова «тарт» («правильно-то», конечно, надо «торт» — и ничего страшного, что это разные вещи). Когда шквал писем бывал особенно сильным, Нинэль Борисовна приходила ко мне, и мы вели с ней лингвистические беседы.

Но оставим филологические споры относительно заимствованной кулинарной лексики филологам и/или патриотам. Тема эта бесконечная, и победителей в этой битве никогда не будет. И неправда, что мы пишем только про чужеземные блюда. А как же селедка под шубой, советское шампанское, зефир и пастила, эклеры, шарлотка или вот тульский пряник? Да и я сама, хоть и училась у французов, советские десерты люблю и уважаю. Птичье молоко — это вообще мой самый любимый торт!

Собственно, параллельно с освоением французского кондитерского искусства я начала интересоваться нашим отечественным. Это еще наше поколение тридцатилетних помнит настоящий вкус эклеров, творожных колец, птичьего молока, торта «Прага», пирожного «Картошка», а вот для тех, кто младше хотя бы лет на десять, это просто звук. Мы с девочками в редакции размышляли над тем, что через несколько десятилетий все эти названия рискуют стать всего лишь частью истории. И даже если меню частично останется, то не факт, что вкус дойдет неизменным. На одном из моих мастер-классов мужчина признался, что вот творожные кольца обожает, а эклеры не любит. Ну невкусные они, говорит. А потом мы сделали свои эклеры, и он взял свои слова обратно.

Проблема в том, что возможность и желание узнать «тот самый вкус» есть не у всех. Особенно после пары неудачных магазинных проб. Поэтому я решила немедленно научиться делать свои любимые советские десерты дома — а там, глядишь, и внукам по наследству рецептики передам. Начала с зефира. Получилось так вкусно, что не передать словам. Потом были эклеры и заварные кольца с творогом. В другой раз я попробовала несколько разных рецептов пирожного «Картошка».

Начала с зефира

Отдельные эксперименты проводила с тортом «Птичье молоко» (кстати, оказывается, его невероятно легко делать). Сначала я готовила торт с двумя коржами одинакового диаметра, потом поняла, что бока красивее получаются, если нижний корж будет большим, а внутренний — маленьким, тогда суфле заполняет края формы равномерно. А позже пришла к выводу, что можно вообще делать без внутреннего коржа — с одним нижним. Потому что суфле в этом торте — самое главное и самое любимое.

Потом было «Птичье молоко»

Дальше были слоеные трубочки с белковым кремом, печенье «Курабье» и пирожное «Орешек». Пару раз делала сочники с творогом по разным рецептам, но оба раза с рецептами было что-то не так, надо дорабатывать. На очереди торт «Прага», может быть, в выходные до него доберутся руки. Радует одно: все это только вершина айсберга!

А какие советские торты и пирожные любите вы?

Фото: lori.ru, фото автора

Оставить комментарий